Купить Мефедрон Москва меф Питер – Мука Кристаллы мяу Закладки заказать.

DWQA QuestionsКупить Мефедрон Москва меф Питер – Мука Кристаллы мяу Закладки заказать.
kayfuxa zapytał 3 tygodnie temu

Рады представить Вам наш товар! Качество вас удивит, а цена у нас лучшая.
Работаем круглосуточно. Весь перечень товара и цены высылаем вам по запросу.

***
Контакты, по вопросам покупки, заказа товара пишем на почту:
KAYFUXASHOP@GMAIL.COM

***

1.Мефедрон: VHQ – Игольчатые Кристаллы
Всем любителям и ценителям хорошего мефедрона обязательно понравится наша супер новинка!
Очень мощный, чистейший мефедрон высочайшего качества в кристаллах*
1гр – 1800 руб.
2гр – 3000 руб.
5гр – 4500 руб.
UserPostedImage

2. Мефедрон (меф)/Mephedrone (4mmc, мяу)
Новая эксклюзивная партия Кристаллического (кристаллические камни) мефедрона, как на фото.
Неизменное качество мяу-мяу.
1гр – 1800 руб.
2гр – 3000 руб.
5гр – 4500 руб.
UserPostedImage

Воздушная мука
С первого трека мир наполнится красками и любовью. Вихрь теплых эмоций, разрушая границы дозволенного понесет тебя в долгие часы мягкого наслаждения. Желания, еще недавно находившиеся под запретом, станут доступными. Все барьеры исчезнут, останется только первобытная страсть. Мягкий выход без побочных эффектов обусловлен непревзойденной чистотой препарата, изготовленного по идеальной формуле с использованием высококачественных прекурсоров.
Способы употребления: Перорально Ожидание: 20 – 40 мин. Действие: 1.5 – 4 часа. Эффект: Нет выраженного прихода. Мягкий вход и плавный выход.
Способы: – растворить в жидкости, например в соке или воде – „бомбочкой” – завернуть в салфетку/бумагу/хлебный_мякиш/лицетиновую_капсули, проглотить и запить водой.
Интраназально Ожидание: 5 – 15 мин. Действие: 40 мин. – 2 часа. Эффект: Есть приход – сильная эйфория. Резкий вход, быстрый выход.
К боевой магии тяготею, ясно же.
— А ваша стихия? — допытывался магистр. — Цвет?
— Понятия не имею. Я в этом не разбираюсь. Вот вы и научите.
— Гхм, — кашлянул он.
— Наверняка парень был черный, как большинство кандидатов из Тьмы, — заметил еще один магистр, молодой и с серьгой в ухе.
— Сочувствую, — глава комиссии откинулся на спинку стула, сцепил пальцы на животе. — В таком случае, Рик, для вас не слишком хорошие прогнозы.
Ура-ура! Меня вполне устраивают их прогнозы. Пусть сами же выставят меня за оцепленные ворота. Ну, пожалуйста!
Я лишь для очистки совести потоптался на жалости:
— Мне копы сказали, что пойти на мага или в армию — мой последний шанс, если я хочу когда-нибудь жить нормально. В армию не пойду, а магом — так и быть.
— Да ну? — тот же, с серьгой. — Сделал нам одолжение, надо же. С чего вдруг?
— Я что, не человек? — вскинул подбородок, грозно зыркнул на всех. — Может, я тоже хочу звездочку магистра на шею и именной амулет в ухо. Девушки тащатся от таких цацек.
— Ну и наглость! В храм науки такого хама, бездаря и бандита и на порог пускать нельзя! — фыркнула розовая тетка. Она-то точно никогда не была магом. Так не ей и судить о дарах. — Да вы даже школу не закончили, Фредди!
Вот ссс…стерва. Ведь специально меня ненавистным именем назвала!
— А на кой мне та школа, когда в Академии снова науки грызть? Да еще переучиваться, если какие-нибудь дуры учили не так. Лучше уж сразу врубаться во что-то полезное, а не зубрить столько лет ерунду типа арифметики, как будто я считать не умею.
Экзаменаторы переглянулись, кое-кто мученически возвел глаза к потолку. Глава комиссии с ангельской терпеливостью в голосе спросил:
— Вам уже сообщили, Рик, что дар может вернуться, но с большой вероятностью искажения? Так вот, при столь высоком уровне агрессии, какой мы у вас наблюдаем, смена полярности дара не принесет вам ничего хорошего. Если вы были черным, то белым магом вы не в состоянии стать, это противоречит всей вашей сущности. Скорее всего, сила к вам уже не вернется. Вы свободны, юноша.
Какое счастье! Обрадованный отсутствием энтузиазма в его голосе — теперь точно выпнут! — я, понурив голову, поплелся к выходу.
— Рик, подождите минутку, — подал голос сидевший в стороне черноволосый мужчина. Он тестировал нас по всем физико-математическим наукам, и я проникся еще тогда — умный, зараза. С первого взгляда понятно, что умный: взгляд проницательный, лоб широкий и высокий, с небольшими залысинами. Мужик улыбнулся мне, словно мысли прочитал, и воззрился на белого мага. — Пока рано ставить крест на парне, магистр Хингин. Физические данные у него отличные, а боевитость хороша при любой полярности дара, вам ли не знать. Мы вытаскивали в люди и не таких запущенных. Кроме того, у него лучшая из рекомендаций. За него просит сам Стивер Нуато. Он возьмет его в ученики вне зависимости от решения комиссии.
Тетка, в эту минуту решившая попить воды из стаканчика, поперхнулась так, что облила розовые рюшки. Взвизгнула:
— Это как понимать?
— Так и понимать. Магистр Нуато будет его учить в частном порядке, если мы не примем.
— И как этот ваш увечный собрался учить? Чему? Новым ругательствам? С него станется. К тому же, я слышала, ваш маг еще и 'лишенцем’ стал. Вдвойне калека!
Я видел, как черноволосому хочется рявкнуть 'Не твое дело, мразь!’, мне вот точно хотелось, но магистр, убрав грозовые сполохи из глаз, вежливо улыбнулся:
— По особой методике, мадам Лямрия. Временное отсутствие магии не так страшно… — и шепнул почти беззвучно, но я услышал, — … как ваше врожденное отсутствие ума.
Наш человек! То-то он мне сразу глянулся.
Тетка вскочила, облила его морем негодования и океаном презрения (в очень литературных выражениях), и выскочила за дверь. Интеррресные у них тут порядки! Это ж дурдом какой-то, а не Академия. Или это их моим анти-даром так перемкнуло, что правдой-маткой хлещут по щекам, не стесняясь посторонних?
— Я, кстати, тоже заинтересовался нашим невежественным феноменом, — громко продолжил черноволосый, как ни в чем ни бывало. — Не каждый день удается наблюдать, как абитуриент доказывает теорему, впервые прочитав о ней в экзаменационном билете.
 
— Не впервые, — возмутился я. — Кое-что слышал. Она упоминалась в книге 'Красные пески Массарша’. Там магонавт Эрцыгарг высчитывал с помощью формулы Торха объем и магический потенциал блуждающей Горы Смерти.
— Красные пески? Гора Смерти? — поползла вверх бровь магистра Хингина.
— Это бульварная книжонка, псевдонаучная фантастика, — шепнул ему парень с серьгой. — Маги такое и в руки не берут, из принципа.
— Не скажите. Я в юности зачитывался, потому и достиг некоторых звезд. Сейчас вот, увы, не до романтики стало. Так вы интересуетесь магонавтикой, юноша? — телячьи глаза Хингина возбужденно заблестели.
— Ну-у…
— Похвально, похвально. Магонавтика, или, возьмем шире, астромагия — великая наука, за ней будущее. А популяризация, даже посредством презираемого снобами жанра, — тут парня с серьгой перекосило, — ей совсем не вредит. Лишь бы интерес у молодежи появился, а уж мы раздуем эту искру до светоча. Может, именно из вас и выйдет светило астромагии! Да, поскольку тут напомнили о беллетристике… Вам следует перевести ваше сочинение с матерного на человеческий и переписать. Мы выделим дополнительное время. Ступайте, Рик, ступайте.
Блин. Не вышло. А ведь как старательно тупил, забив на фамильную гордость Эспанса! Отец бы мне уши выдрал за такое. Сунулся же этот Стивер со своей долбанной рекомендацией! Хоть бы меня спросил — оно мне надо?
Я вышел, так хлопнув дверью от злости, что ее переклинило, и следующий в очереди на собеседование — чернявый парень, мой сосед по комнате — не смог войти. И что-то мне совсем не понравилась обреченность на его остренькой моське.
— Тебе-то что переживать? — хлопнул я его по плечу. — Ты вроде нормально все сдал.
Он вяло махнул рукой:
— Не поможет. У меня документов нет. Они мне чуть мозг не выели допросами.
— Что, совсем нет?
— Украли в поезде вместе с вещами.
Я вспомнил, что и правда, не было у него даже дорожного мешка, с какими парни из деревень приехали.
— Не переживай. Запрос на дубликат сделают.
— Куда? Я беженец с юга. Моего села уже не существует.
Я не успел расспросить такие интересные подробности. В кабинете что-то грохнуло, дверь с треском распахнулась и повисла на одной петле, мы едва успели отскочить. На пороге стоял парень с серьгой, а на его ладонях — ух ты, крутяк! — вилась парочка маленьких, с котенка, синеньких смерчей. Мой дар аж мурлыкнул от умиления. Потрогать захотелось до чесотки.
— Ты! — рявкнули на меня.
— А чего сразу я, если у вас тут двери такие нежные, задеть нельзя? Я, что ли, их вдребезги разнес?
— Ну, попляшшешь ты у меня, Ффредди, если тебя примут, — прошипел магистр. — Я прям жду-не дождусь!
Ни фига у них тут с детьми обращаются! — пришалел я. Может, еще и розги в ходу?
С одной стороны, я нарочно нарывался, не теряя надежды на мирный вышиб из ловушки, с другой — еле дар удержал под плинтусом. Очень уж пожалел в тот миг, что этот серьгастый стоит, смерчами народ запугивает, а тот мужик, в подвале, из-за меня погиб. А с третьей… в уши влетел возмущенный голос белобрысого Дана: 'Так ты специально меня провоцировал?’
Они ведь разные приманки будут разбрасывать, как с той чашкой. Сети раскидывать. Для всех, но в расчете на меня. И провоцировать всячески. Давить. Дразнить. На доверие вызывать. Изучать реакцию. Играть в доброго Стивера и злого… как его там, с пиратской серьгой. В стерву Лямрию и профессора-романтика.
И получается, с четвертой стороны, хороший такой, крепкий гроб, в котором вот этот сволочной маг со смерчиками сидит приманкой. По приказу или нет — не важно. Ему ведь, наверное, страшно остаться без дара. Я для его магии — та же мерзкая хракса.

Top
font